вымышленный

Здравствуйте, я - вымышленный и я алкоголик.
Увы. Ничего не попишешь. Приходится с этим жить.
Вымышленный я не от того, что меня нет. Просто на собрании я услышал, что именем можно назваться вымышленным, так и делаю.
Описывать все прелести возлияний смысла нет, так же как и горести, все их прекрасно представляют. Скажу лишь, что стартанул я по-взрослому лет в 14, хотя пробы уже были задолго до этого. Своим "стажем" я считаю лет так 25 активного употребления до своего первого собрания в АА.
Вся моя прошлая жизнь была как в пелене. Когда будоражащей и возносящей, когда раздвигающей границы сознания и придававшей иные силы и возможности. Порой необходимо было просто забыться и уйти от ужасающе навалившейся реальности. И все время меня не покидало состояние ощущения еще не начатой судьбы, как в той рекламе: не в этой жизни...
Всё всегда имеет свой логический или иной конец, как и начало. И осознание того, что жизнь ведь одна и она уже не течет, а стремительно мчится, щелкая листками перекидного календаря, перебрасывая их не по дням, а годами и, почему-то, всё мимо и под гору, а не в светлое будущее, обещанное нам когда-то в детстве.
Окружающие советовали мне взяться за голову, одуматься. Близкие просили и умоляли пожалеть их и себя. Да кто они, чтобы вот так ткнуть мне в нос. Мне, на котором они все ездят и ни во что не ставят. Ведь если бы у меня была чуть иная жизнь и везение, стал бы я пить?.. Но не им решать кто я. У меня достаточно своего ума и сил завязать тогда, когда я захочу этого сам. Какая ничем не подкрепленная самонадеянность. Но я был искренне в этом уверен.
Со временем, для себя поняв, что сам я уже не в состоянии остановиться, я предпринял поиск мер, которые бы могли быть действенными. Принятие ранее всех аптечных рекламируемых снадобий не приносило успеха (это сейчас я понимаю, что таблеток от алкоголизма быть не может). Находясь в удручающе никчемном состоянии, я попросил близких отвезти меня в наркодиспансер на лечение. Я честно, и даже с требованиями к персоналу уделять внимание в полной мере в моем излечении, прошел весь курс терапии. Мне провели интоксикацию, чуть подняли на ноги на физическом уровне. Но не дали понимания как жить дальше трезвым в том же самом мире, из которого я попал сюда. А необходимость в этот мир возвращаться оборачивалась паникой и нежеланием опять оказаться в том же самом дерьме. Но курс лечения закончен и нужно освобождать место другим.
Как ни странным оказалось, но пить мне первое время не хотелось вовсе. Я был этому безмерно рад и посчитал своё излечение успешным. Месяца через два я начал, как и ранее, ощущать запахи распустившихся весенних цветов, я радовался солнцу, щебетанию птиц и шелесту листвы деревьев, с интересом отмечал на улицах прелести женских фигур. Я был счастлив. Жизнь вернулась.
И вот на самом казалось бы подъеме чувств, когда на душе было светло и легко, я вспомнил о двух бутылках старки, что остались не выпитыми по причине бессилия до поступления в диспансер. Пить мне не хотелось, но я же помнил, что алкоголь усиливает и преумножает ощущения. Хотя куда было больше...
Как коротка бывает память, когда дело касается пойла. Но на тот момент я и не был вооружен знаниями о том, что алкоголизм болезнь неизлечимая.
Заходило с трудом и приходилось подавлять рвотный рефлекс на двух первых чайных чашках. У меня дома никогда не было питейной посуды, такой как рюмки, ведь самый кайф можно было поймать лишь из горла. Но мне захотелось "культурно". Прижилось, покатило. Двух бутылок старки хватило часа на три. И далее последовал чернючий год такого пьянства, которое привело меня в состояние: готов к приему на Славянской (это наше городское кладбище). Если это была еще жизнь, то ее оставалось от силы месяца на два, я это чувствовал. Сожалений не было, такая жизнь и даром не нужна, хотя и стремлений вот так бесславно сгинуть тоже не было. Одна лишь мысль вертелась в уставшей и нескончаемо гудящей голове: если есть выход, то я готов за него всё отдать, при условии, что я все же буду чувствовать себя хотя бы сносно.
Первым чудом было промелькнувшее в газете объявление о собраниях АА в нашем городе. Вот тот мой спасательный круг, за который мне захотелось ухватиться! Восемь лет назад я посмотрел по телевизору фильм "Меня зовут Билл" и мне тогда казалось, что он обо мне. Но то были события далекой страны, да и просмотр мой периодически обрывался погружением в анабиоз. Позже я всё пытался отыскать этот фильм на площадках, торговавших видеопродукцией. Но не мог объяснить чего ищу и фамилий актеров. Мне отвечали: да все эти фильмы про алкашей, бери любой.. И тут объявление: АА. Врезавшееся тогда в память всплыло сразу. Родилась надежда. На единственный путь желаемого мною спасения. Ведь ранее мне ничто не могло помочь. Ни кодировки, с которых я всячески свиливал, ни уговоры и обещания, ни сила воли, которой у меня нет напрочь.
Добирался долго, учитывая своё вечно "на лыжах" и ушатанное состояние, месяца два не мог дойти до указанного в объявлении адреса. Я представлял этот дом, пару лет назад я бывал там, что давало понимание куда идти. В те времена интернета еще не было в нынешней мере, чтобы сориентироваться. Я все оттягивал свое посещение, ведь у алкоголика всегда так, я мог быстро только за пойлом собраться и ползти, какое бы ни было состояние. В этот период произошло второе чудо, которое поначалу мне оценить было сложно: в пьяном разговоре я пообщался с начинателем АА в нашем городе, напрочь на утро забыв об этом. Но телефон, записанный на клочке бумаги коряво и еле разборчиво, остался. И уже по относительно трезвому состоянию повторный звонок ему придал мне вектор к моей цели. Хотя и тут я не побежал к ним за спасением.
И вот пришел очередной день, отмеченный в объявлении, как день собраний. Была суббота, я возвращался домой с купленной очередной последней бутылкой. Но не выпил ее, как водилось, там же под магазином, а решил "по-человечески" сделать это дома. А раз я был пока не пьян (хотя меня уже не покидало состояние ходячего такого испорченного робота на автопилоте) и мог чему-то внимать, я решился пойти. Иначе, как если не сегодня, то этого может не произойти уже никогда, подумалось мне. И я шагнул из открывшейся двери троллейбуса к переменам своей жизни. В этом месте была необходима пересадка, чтобы добраться к этим Анонимным Алкоголикам.
Было интересно, потому как было жизненно важно, но и тревожно, а вдруг все окажется очередным пшиком. Мною на тот момент больше руководил инстинкт самосохранения, чуть подпитываемый перелопаченными воспаленным мозгом мечтами о продолжении жизни. Подтягивались неспешно какие-то люди, которые были почему-то трезвы и веселы. У меня выбора не было, ведь я уже у черты. Даже не шаг, а меньше отделяло меня от точки невозврата. Что я потеряю, послушав их, как мне сказали при входе. Да и пришел я сюда признав себя алкоголиком уже задолго. Мне был необходим выход. Услышанное было невероятным для осознания. Они вставали и называли сроки своей трезвости. Их предводитель, как я его для себя определил, не пил к тому времени уже лет пять. Странно, подумалось, чего ему здесь делать. Другой не пьет уже две недели - вот этот мне понятен и его состояния мне близки. А как я переживал за человека, который не пил всего лишь день и сетовал, что не может никак остановиться. Мир праху его. Я помню тебя, Сережа.
И совсем уж разорвало мне мозг признание единственной среди них барышни, что она трезва уже восемь месяцев. Вот кому я позавидовал белой завистью. Мне бы продержаться такой срок, и я был бы уже здоров. С течением собрания до меня стало доходить: раз они смогли, так чем я хуже, ну неужели я так плох, что у меня не получится как у них. Вот деваха даже не пьет, в чьих рассказах о приключениях я не усомнился, кто меня проведет на мякине в этих делах.
Периодически вспыхивала лампа той бутылки, что была приобретена как последняя и обжигала карман куртки в прихожей. Но как бы я мог сделать хотя бы один спасительный хлебок при них? Видимо еще оставались какие-то проблески разумности и норм поведения.
Кто занимался ранее той самой, настоящей фотографией, с красной лампой, тот знает, что снимок необходимо закрепить, иначе от запечатленного ничего не останется. Не имея возможности выпить свою последнюю бутылку прямо тут, я решил закрепить услышанное дома, распив ее, подписав подобающе и поставить на видное место напоминанием в предвкушении своей надвигающейся трезвости. А то, что она - трезвость - практически в руках, я уже не сомневался. В меня многое, что происходило на собрании, влилось и прижилось влегкую. Ведь я услышанное все на своей шкуре уже испытал за свою прежнюю пьяную жизнь и был со всем согласен. Единственное, смущало пару моментов: не пить совсем и высшая сила. С первым я разобрался быстро и тут же. Это им не пить, а я вот подвычухаюсь и пойду своим путем. Не смейтесь. Хотя мне сейчас и самому забавно от тех своих мыслей. Со вторым легко можно будет справиться простым игнорированием. Так что все пучком. Осталось только совершить тот символичный акт с моей бутылкой. И, поставив крест, начать новую, свободную от пойла жизнь.
Собрание закончилось. На прощание та единственная барышня пожелала всем не напиться на приближающихся праздниках 23го февраля и одарила мужскую компанию презентами: брелок в виде сердца. Мне единственному он достался красного цвета, а не синим, как остальным. Мне тогда увиделось это знаком: начало положено.
Но я тогда не мог и подумать, что мое собрание для меня на сегодня еще не закончилось. Так как произошедшее далее закачало в мой мозг именно верный закрепитель, а не тот, о котором я мечтал в стремлении домой.
Оказалось, что мы с ней едем в одном направлении на одном транспорте. В ходе поездки она невзначай нащупала у меня в кармане бутылку. Сколько же я всего выслушал. И уговоры выбросить. Рехнулась видимо, кто же пойло бросает в урну. И предложение выкупить. Тут я колебался, во мне проснулась алчность, так как предлагаемая сумма позволяла купить целых шесть бутылок. Но воспоминания о цели сегодняшнего визита к анонимным меня остановили в этом. Нет, мне хватит и одной для празднования начала моей трезвости. Четыре квартала я уже в одиночестве пёхом добирался к дому. Я сейчас поражаюсь и одновременно радуюсь тем своим мыслям. Я борол желание достать и хлебнуть тем, что разводил сам себя доводами: я ведь все же выбрался на это собрание, там говорили о честности. Так хочу ли я честно покончить с этим пойлом? Да - было самому себе в ответ. Так ещё бутылка в кармане нагрелась и теплой пить не кайф, дойду до дома, поставлю в холодильник. И вот я уже выполнил наказ не выпить сиюминутно. А это уже пусть маленькая, но победа. А дома я поел от души, по тем же рекомендациям и тогда уже выпить именно в тот момент мне перехотелось. Ладно, ночь впереди. Я всю ночь вставал к холодильнику, открывал его, смотрел на бутылку, сглатывал слюну и отползал в постель. Мне и хотелось залпом её осушить, но в то же время я чувствовал какие-то силы не сделать этого. Проваливаясь в беспокойный сон, до утра метался в поту и ломоте. Первым делом очнувшись подполз к холодильнику, не поверив глазам: бутылка переночевала дома непочатой. Это было невероятным, но фактом! И этот факт дал мне силы поверить в происходящее за последние часы: ЭТО ВОЗМОЖНО! Неужели произошло чудо? Не выпитая бутылка в моем доме - это как не взошедшее вдруг солнце. Я бутылку от магазина на метр не мог отнести обычно, открывал там же и хлебал, зачастую уже на кассе.
Случившееся было уже ощутимым чудом! А когда на следующем собрании я с горящими глазами сообщил о прошедшей трезвой неделе, то мне показалось, что они, хлопая, не понимают даже, что для меня это значило..
Месяца через два ко мне пришло сначала принятие не пить совсем, и позже прочувствывание с осознанием роли ВС в моей остановке и жизни в целом, во всех моих делах.

Все это происходило давно, треть жизни назад, но я тот день помню, как вроде он закончился на днях. Это был один из самых важных, если не самый важный, день моей жизни. Видимо, он все еще продолжается и нескончаем.
Моя непрерывная трезвость, к сожалению или так уж сложилось, не продолжалась весь этот отрезок времени до сегодняшнего дня. Испытал я и срыв, хотя кто скажи мне о таком ранее, смеялся бы от души, не веря в возможность. Кому охота обратно рожей в дерьмо? Но на то она и болезнь такая. Коварная. Хотя.. Не хочешь простыть, не хлебай холодного. Правда, это уж слишком образно :)
В любом случае - это мой опыт.

Спасибо. Сегодня я не пью.

Мы просим всех посещающих наши собрания и читающих эти страницы уважать анонимность участников, не использовать имена и не разглашать прочитанного.