Письмо женщине, попавшей в беду

Здравствуй, дорогая незнакомая женщина!
Опять зазвонил мой мобильный. На дисплее совершенно незнакомый номер. Практически с первый твоих слов я понимаю, о чём сейчас пойдёт наш разговор. Знаешь, я много-много раз поднимала трубку и слышала на другом конце провода совершенное отчаяние, непереносимую боль и страх. Я знаю не понаслышке вкус, запах и цвет всех этих чувств, моя дорогая незнакомка! Десять лет назад я, так же как и ты, с трудом говорила об этой теме, мне было смертельно больно и стыдно. Мне хотелось, чтобы меня переубедили в обратном. Я так хотела, чтобы беда, коснувшаяся моего самого любимого человека и мою маленькую семью, оказалась всего лишь сном – страшным, тяжёлым сном, который растает вместе с появлением первых солнечных лучей.
Я прошу тебя назвать своё имя и сказать мне, какая нужда заставила тебя, преодолевая смущение и стыд, набрать мой номер телефона. Ты говоришь с неохотой, но очень-очень торопливо. Совсем как я много лет назад, когда я столкнулась с этой бедой. Тебе непереносимо тяжело сказать мне, что у твоего мужа большие проблемы с алкоголем. Ты всё ещё боишься назвать болезнь её настоящим именем. Я тебя понимаю. Каждое твоё слово откликается во мне воспоминанием. Я через это тоже прошла.
Ты уже не можешь плакать, потому что невозможно так много лить слёзы. Они уже давно высохли в твоих глазах. Ты сильно злишься на себя за собственную беспомощность. И на него, на любимого, зато, что тебе пришлось со своей бедой идти к другим людям. По-моему, злость и гнев – это единственные эмоции, которые позволяют тебе чувствовать себя живой. Все остальные эмоции, особенно радостные и приятные, кажется уже безвозвратно потеряны в этой борьбе и боли. Ах, как я тебя понимаю! Самое тяжёлое в моей истории много лет назад было признаться себе самой, что я успешная и сильная во всех остальных делах, оказалась слабой и беспомощной перед лицом такого врага, как химическая зависимость моего мужа.
Твой голос так же срывается. Ты оправдываешься и оправдываешь его. Тебе хочется, чтобы я не думала о тебе плохо.
Я молчу, мне пока рано говорить. Мне надо дать тебе возможность выкричать мне свою боль. Кричи, плачь, стони, дорогая, но продолжай говорить об этом со мной. Я тебя понимаю, я слышу и чувствую твою боль, я разучилась жалеть, но научилась сострадать.
Ты говоришь сбивчиво, ты чувствуешь неловкость за то, что тебе приходится признаваться мне, совсем незнакомой женщине в том, что в твоей семье это случилось. Возможно, тебе кажется, что ты виновата. Да нет, тебе не кажется. Ты, действительно, чувствуешь себя виноватой. Я пока не говорю тебе ни слова. Позже я скажу тебе главное – ни ты, ни твой близкий, ни кто другой из вашего ближнего и дальнего окружения не виноват. Зависимость – это болезнь, и никто из нас не выбирает её сознательно. Тебе ещё только предстоит узнать то, что я знаю уже много лет: существует три «нет», поясняющих наше бессилие перед болезнью наших близких – не мы были причиной возникновения болезни, не мы можем вылечить от неё и не мы можем болезнь контролировать.
Твой голос срывается практически на плач. Ты рассказываешь мне про пьянство твоего мужа и про все твои усилия его прекратить. Практически не употребляешь местоимение «я» - «мы в запое», «мы снова не пришли ночевать домой», «мы закодировались». Как хорошо мне знакомо это твоё состояние! Тебя практически не осталось, не осталось ничего от твоей, некогда успешной жизни, от твоего уютного и спокойного дома. Всё затмила, забрала болезнь. Появилась эта одержимость, в которой нет ни минуты радости и удовольствий. Только тяжёлые думы, путающиеся мысли и никогда не умирающая вера, магическая вера в то, что всё закончится благополучно. Вот ещё раз пережить, переждать очередной запой и всё. Вот ещё один разговор, покаяния, объятия и клятвы. Ты засыпаешь в его объятиях умиротворённая и практически счастливая. Он обещал, что теперь всё будет хорошо. И утром ты радостная уходишь на работу, веришь и надеешься, что он всё осознал и понял. И теперь точно всё будет как у всех благополучных пар. Ведь вы любите друг друга. Но вечером тебя ждёт опять удар – всё повторяется изо дня в день, из раза в раз, из месяца в месяц, складываясь в года. Но ничто не может поколебать твоей веры в силу любви, вашей любви. И ты веришь, что именно любовь спасёт вас всех.
Я молчу… Мне пока рано говорить тебе о том, что я могу практически с точностью «до десятитысячных» рассказать тебе историю твоей жизни и любви. Мы с тобой одной крови! И я могу рассказать тебе про твоё будущее. Точнее, про разные его варианты. Про то, что будет с тобой, если ты не поверишь врачам, мне и таким же, как и я, жёнам, матерям, детям, объединившимся в группы самопомощи. Про то, что приготовила болезнь твоему близкому. И что у него, на самом-то деле, всего три выхода – начать выздоравливать, сойти с ума или умереть алкогольной смертью. И каждый из этих путей одинаково труден. И не все из заболевших – увы! – выбирают первый путь. Возможно, тебе тоже придётся услышать страшные слова очередного доктора, проводившего очередную реабилитацию твоего мужа: «К сожалению, мне нечем Вас утешить. Скорее всего, Ваш муж обречён. Крепитесь!». Ты с ужасом будешь смотреть на врача, и тебе тоже не будет хватать воздуха. И тебе тоже придётся принимать самые сложные решения в своей жизни – уходить и учиться жить счастливо, или оставаться и ждать конца трагедии. И ещё по крупицам восстанавливать себя, возвращать в свою жизнь умение радоваться, любить, верить, творить, быть собой!
А может тебе повезёт и твой муж будет не столь безнадёжен. Он захочет жить и поверит в методы выздоровления. Но и тогда тебе будет рано праздновать победу. Я не видела на своём пути ни одной семьи, которой бы легко давалось выздоровление. Вам придётся создавать заново себя и ваши отношения. Бесконечно много работы…работы… работы…
… Постепенно твой голос становится усталым. Ты начинаешь затихать. Теперь пора. Всякий раз я не знаю, какие слова я найду для каждой обратившейся ко мне женщины. Потому что говорю не я, говорит Сам Бог, используя моё тело и мои голосовые связки. Я говорю не разумом, я говорю своим сердцем. Мой голос звучит спокойно, надёжно, чуть вкрадчиво. Я не задаю тебе вопросы. И я, как никогда, честна и откровенна с тобой. Я рассказываю немного свою историю и говорю, что тебе надо сделать.
Милая моя подруга по беде, всё возможно! Через несколько лет ты поблагодаришь Создателя за то, что он дал тебе именно этот Путь. По нему идти бесконечно тяжело и кровоточаще больно. Иногда Путь к Себе начинается с беды. И я среди тех миллионов женщин и мужчин, которые идут по этому Пути. Всё возможно, просто поверь мне и приходи к нам!
Наш разговор заканчивается. Ты тепло благодаришь меня. Мне кажется, ты даже улыбаешься. И я чувствую, что ещё в одно сердце возвращается надежда. Осталось только дать этой надежде шанс окрепнуть и вырасти в другую жизнь. Приходи к нам, мы тебя ждём!
Трубка положена. Снова в моей душе теплота, радость и умиротворение. Ни с чем несравнимое чувство благодарности Богу за то, что ведя меня по этому пути, Он поддерживает и направляет меня, делает мою жизнь осмысленной и наполненной. Спасибо и тебе, моя пока ещё незнакомая позвонившая женщина за то, что ты мне доверила свою боль и позволила тебе помочь.

До свидания! И возвращайся!
С любовью.
Инна Кулинич